December 23rd, 2019

Как купец Вернекинк и дворяне Терещенко боролись за тульский рафинад-4

Начало - здесь.

Еще до пожара 25 июля 1872 г., уничтожившего сахаро-рафинадный завод, Эмиль Верникинк озаботился расширением дела. С этой целью он в 1871 г. взял в аренду кирпичный завод, начав строительство собственного кирпичного завода на городской земле.
(Журналы заседаний Тульской городской думы за 1871 год. Тула, 1872, С. 10, 71—72.)

В начале 1872 г. им приобретается участок земли под строительство, 27 апреля 1872 г. городская управа выдала Вернекинку свидетельство на право строительства двухэтажного каменного сахаро-рафинадного завода. Уже 24 мая губернское строительное отделение дало разрешение на строительство завода, а 17 июня полиция объявила Вернекинку указ губернского правления о праве на строительство.
(ГАТО, Ф. 51, Оп. 37, Д. 1065, Л. 6—10)

Обратим внимание - каждый из бюрократических этапов занимает в Российской империи менее месяца. У нового предприятия есть технологии, земля, дешевая энергия и собственные строительные материалы. Но для дела нужны еще капиталы - а их у Вернекинка нет, завод описывался за долги и находится в аренде, страховые премии он получит позже.
Так что 2 мая 1872 г. правительством, также без проволочек, был утвержден устав «Товарищества Тульского рафинадного завода Э. Вернекинк».
(Собрание узаконений и распоряжений правительства. СПб., 1872, № 50,С. 724—728.)

Самая большая неожиданность - сам Эмиль Верникинк в состав учредителей не вошел. Он ограничился предоставлению Товариществу своих патентов и специальных знаний - время инноваторов в тульском рафинадном бизнесе завершилось. Но - опять обращаем внимание! - и в последней трети XIX века производство строилось на специальных знаниях, на нау-хау!

Учредителями Товарищества стали упомянутые выше торговцы шерстью, временные московские I гильдии купцы Ф. Дексбах и Г. Стиппман, и примкнувший к ним петербургский I гильдии купец, почетный гражданин К. Бейер, владелец завода по изготовлению лайковых кож.
Устав Товарищества, с 450 000 рублей основного капитала, разделенных на 1 000 паев, был интересен некоторой регрессивностью. Три пая давали один голос. 18 паев два голоса, 36 паев - три. 72 пая и больше давали шесть голосов. Для руководства избиралось правление из трех человек на три года. Членом правления мог быть избран владелец 5 паев, членом-распорядителем — 10 и более паев.

Работы шли интенсивно, и осенью того же года Вернекинк построил второй сахаро-рафинадный завод. Он состоял из одного каменного двухэтажного здания, открытого 15 ноября 1872 г. Длина его была 20 саж., ширина 7 саж., подсобное помещение— 16 саж. В 1874 г. к заводу пристроили десятисаженный двухэтажный корпус.
(ГАТО, Ф. 743, Оn. 1, Д. 438, Л. 1—3.)

Операционная схема была достаточно сложной - завод Товарищества принадлежал на правах аренды Торговому дому Стиппман и Дексбах. По заявлению Вернекинка, утвержденному Тульской городской думой, он приносил чистой прибыли две тысячи рублей в год.
(ГАТО, Ф. 174, Оn. 1, Д. 2305, Л. 1—2.)

2 000 рублей чистой прибыли на одномоментно и полностью внесенный капитал в 450 000 рублей. 0,4% - это несколько ниже той цифры в 47,9%, который называл К.Г.Воблый в работе 1928 года. Налоговое планирование и администрирование в Товариществах 1870-х годов стояло на высочайшей высоте!

Продолжение следует.