January 28th, 2019

Как умирают империи - Писатель Яблоновский создает позитивный образ денщика

Ну, негативное мнение Ярослава Гашека о денщиках Мировой войны хорошо известно: 
 

 

"В Девяносто первом полку я знал несколько таких. Один денщик получил большую серебряную за то, что умел восхитительно жарить украденных им гусей. Другой был награждён малой серебряной за то, что получал из дому чудесные продовольственные посылки и его начальник во время самого отчаянного голода обжирался так, что не мог ходить. Подавая рапорт о представлении своего денщика к награждению медалями, этот начальник выразился так: «В награду за то, что в боях проявлял необычайную доблесть и отвагу, пренебрегал своей жизнью и не отходил ни на шаг от своего командира под сильным огнём наступающего противника». А тот в это время обчищал курятники в тылу. Война изменила отношения между офицером и денщиком, и денщик стал самым ненавистным существом среди солдат. У денщика была целая банка консервов, в то время как в команде одна банка выдавалась на пять человек. Его фляжка всегда была полна рому или коньяку. Целый день эта тварь жевала шоколад, жрала сладкие офицерские сухари, курила сигареты своего начальника, стряпала и жарила целыми часами и носила гимнастёрку, сшитую лично ей по мерке." 

А вот российский писатель С.В.Яблоновский создал в очерке о своем посещении Братского кладбища позитивный образ денщика: 

"...  вспомнили  какого-то  Фёдора,  денщика  того самого  подполковника  Соловьёва,  что  похоронен  рядом  с  Щипчинским.
 Фёдору  почему-то  надо  было  отправляться  в  обоз,  и  этого  требовал  от  него  подполковник,  но  Фёдор  упрямо  стоял  на  своем:
 —  Так  что  дозвольте  остаться  при  вас.
 И  остался,  и  всегда,  во  всех  боях,  шел  перед  своим  подполковником  и  защищал  его своим  телом.
 Когда  он  среди  боя  перевязывал  Соловьёву  рану,  одна  и  та  же  пуля  пронизала  обоим руки.  В  этом  сражении  и  Соловьёв  и  его  денщик  получили  ряд  ран.  Соловьёва  привезли убитым,  а  Фёдора  —  тяжко  израненным.
 Он  все  ходил  на  могилу  к  своему  барину,  плакал,  привязался  до  последней  степени к  его  детям,  а  потом, поправившись,  опять  отпросился  на  фронт.  Теперь  вновь  сражается... "
(Московское  городское  Братское  кладбище.  М.,  1915.)

Высочайшего сорта профессионалы были дореволюционные писатели - написать очерк о том, как посетил кладбище...

Братское кладбище
"И где–то первые пилоты Лежат – пропеллер в головах" Кушнер написал про другое кладбище...