April 28th, 2018

Как умирают империи - Пренебрегая сначала радио, а потом криптографией

Сначала в ходе Великой войны вследствие сложности шифров и большой медлительности в их расшифровке штабы корпусов и армий
предпочитали вообще не пользоваться радиотелеграфом. Потом радио оценили, но часто менявшиеся коды вносили путаницу в действия частей Северо-Западного фронта (интересно, что было нашим аналогом 1-го и 2-го томов романа Людвига Гангофера "Грехи отцов"). Так что переговоры стали вести открытым текстом - германцы высоко оценили «возможность с начала войны на Востоке до половины 1915 г.
точно следить за движением неприятеля с недели на неделю и даже зачастую со дня на день и принимать соответствующие противомеры
».
(Фалькенгайн Э. Верховное командование 1914—1916 в его важнейших решениях. М., 1923. С. 38)


Полутораватная полевая радиостанция Сименс и Гальске

Все посты цикла - здесь.

На что шел донецкий уголь в 1912 г.

Крупнейшими потребителями донецкого угля в 1912 г. были:
Железные дороги - 290 млн. пудов;
Металлургические и передельные заводы - 268,5 пудов;
Сахарные заводы - 64,5 млн.пудов.
(Фомин П.И. Горная и горнозаводская промышленность юга России : в 2 т. Т.2. История горной и горнозаводской промышленности юга России от восьмидесятых годов прошлого века до войны 1914 года / П.И. Фомин . – Харьков : Издательство «Хозяйство Донбасса», 1924 . С.144.)

То есть - для того, что бы солнечная энергия, запасенная в сахарной свекле, обратилась на заводах графа Бобринского сладостью песка, а то и рафинада, нужно было истратить еще не так мало энергии палеозойского солнца, запасенного в углях Донбасса... Поэтому-то топливный кризис Первой мировой привел к дефициту сахара и несправедливой дележке его на ИТОЗе!


Теплоноситель низких параметров утилизировался на сахарном заводе гр. Бобринского в Богородицке в торговой бане...