January 28th, 2018

Как умирают империи или О мясе, приказчиках, городовых и полицмейстерах...

Как мы видели, сахар в заводской лавке ТОЗа в 1916 году делили весьма своеобразно - духовенству, офицерам и чиновникам рафинада причиталось в 10, а песку в 5 раз больше, чем рабочим. Но - и на них нашлась управа, что мы видим из нижеследующего документа, трогательно названного:

Жалоба
помощника бухгалтера
начальнику ТОЗа от 7 декабря 1916 года
о нарушении хозяином лавки условий продажи мяса и его некорректном поведении


4-го сего декабря в лавке поставщика мяса Некрасова я выбрал из предложенного мяса кусок, и когда он был разрублен по моей просьбе пополам, подошедший другой приказчик схватил одну половину и заявил, что эту половину берёт для полицеймейстера. На мой по этому поводу протест один из приказчиков принёс откуда-то кусок мяса самого низшего сорта и, приложив его к оставшейся половине, заявил: «Вот как надо отпускать мясо по 50 копеек фунт». Я тогда обратился к хозяину с напоминанием, что, согласно условий отпуска, объявленных по заводу Благотворительным Обществом, мясо разделяется на три сорта и различно расценивается, поэтому выходка приказчика неуместна и не согласна с условиями отпуска мяса, но в присутствии посторонней публики, а может быть, и рабочих, получил от г. Некрасова следующий ответ: «И так говорят, что отпускаем мясо офицерам и чиновникам в ущерб рабочим». Вслед за этим вмешался в разговор городовой, заявляя, что полицеймейстеру отдана не лучшая половина, и прочее. Исходя из того, что мой протест касался действий приказчика, позволившего взять половину из отобранного уже мною мяса для отпуска другому лицу, в данном случае полицеймейстеру, а следовательно, вмешательство городового, присланного полицеймейстером в лавку лишь за мясом, ничем не вызывалось, я приказал городовому замолчать и напомнил ему, что он нижний чин и поэтому должен держать себя подобающим образом и не вмешиваться в разговор без соблюдения воинского приличия (не держал руку под козырёк, размахивал руками и говорил повышенным тоном).
Оставляя в стороне некорректность торговцев, как явление обычное в серой торговой среде, не могу так отнестись к заявлению поставщика Некрасова об ущербе, причиняемом рабочим забором мяса чинами завода на основании объявления Благотворительного Общества.
Само по себе заявление является крайне обидным и незаслуженным, и если допустить, что на практике выполнение обязательств поставщика по снабжению мясом рабочих встретило затруднение при одновременном выполнении принятого им же обязательства по снабжению и штатных чинов завода мясом, то на это есть известный ему путь сношения с Благотворительным Обществом, и я, например, обременённый большой семьёй, заинтересованный в льготном получении мяса, всегда готов при наличности уважительных причин добровольно устраниться, чтобы не затруднять выполнения
основного вопроса снабжения мясом рабочих.


Коллежский асессор Скачевский [Подпись]
Резолюция:
Вызвать Некрасова для объяснений. 07.12.1916.
ГАТО. Ф. 187. Оп. 1. Д. 9643. Л. 1541–1542.

В документе масса забавного. И то, что помощник бухгалтера пребывал в чине коллежского ассесора, майора (правда, уже не дававшем к тому времени потомственного дворянства). И - технология получения мяса полицмейстером. А ТОЛПЫГО Сигизмунд Антонович, полицмейстер Тулы, всего лишь штабс-капитан... Но - посланный им городовой, нижний чин, не только обирает рабочих, но и хамит классному чину, соответствующему армейскому капитану. А приказчик (о, сколько хорошего и доброго в постсоветское время написано про "честное купеческое слово") публично гордится своим умением обмана и пересортицы...
Ну и - цена приличного мяса в заводской лавке в голодном декабре 1916 года оказывалась 1 руб. 25 коп. за килограмм. Правда, доставалось оно полицмейстеру Толпыго... До того, как полиция начнет прятаться в сундуках, оставалось еще без малого три месяца...

Все посты из цикла здесь.